Евгений Антипов (anti_pov) wrote,
Евгений Антипов
anti_pov

Эпоха "плюс-минус" и неуловимый Джо.


 Е.Антипов. "Радуга" х.м. 2000

Говорили, что он сын не сапожника, а наоборот, Пржевальского. За такие разговоры сапожник избил сынишку до полусмерти и сломал ему руку. Открытый перелом стал причиной общего заражения крови. Вздохнув, врач констатировал смерть, несовместимую с жизнью. Но во время отпевания мальчик ушел домой, серьезно смутив священника.

В юношеские годы, став хромым на одну руку, он писал другой рукой светлые стихи и даже печатался, что, само по себе, не к добру. В молодости он вынес из какой-то перестрелки раненого семинариста Георгия Гурджиева, с которым учился в одной семинарии. (Или его вынес семинарист Георгий Гурджиев, который учился с ним в одной семинарии).

Однажды паренька призвали к себе святые старцы и сказали ему, говоря: Иосиф, грядут тяжелые дни, тебе надлежит предстоять за Россию в период чумы сатанинской.

Иосиф оставил семинарию и записался в большевики. Остальное можно узнать из краткого курса ВКП(б)…

Конечно, все это некие апокрифы, с искажениями почерпнутые, возможно, из творческого наследия Толкина. Говоря проще, все это сказки.

Впрочем, Сталин действительно учился в одной духовной семинарии с Гурджиевым, а Гурджиев для ХХ века – фигура знаковая, метафизическая.

Как и сам Сталин.

 

В качестве бледно-прозрачного делегата Сталин участвует в каких-то дореволюционных конференциях – даже выбран членом ЦК, – после Октября присутствует при переговорах Ульянова-Ленина с белым (тогда еще не белым) офицерством и успешно организовывает оборону Царицина во время интервенции. И это все. Иначе говоря, до середины двадцатых его не существовало. А если бы и существовало, это ничего не значит: динамичная ротация первых фигур в постреволюционные годы такова, что в истории от них почти ничего не остается. Кто вспомнит сегодня Красина и Ларина-Лурье, или, хотя бы, Бурбулиса и Гаврилу Попова? Да никто.

Друг Сталина по Бакинским временам Алексей с неприличной фамилией Сванидзе (он же брат Екатерины, жены Сталина) говорил, что Сталин не был революционером вовсе: в Вологодскую ссылку 1911-1912 годов агент охранки «Фикус» едет без охраны, при заполнении анкеты ставит подпись: полицмейстер Джугашвили.

Конечно, относиться с абсолютным довериям – особенно в вопросах истории – к показаниям людей с такой фамилией нельзя по определению, но революционером Сталин был, действительно, странноватым.

Газета «Рот фронт» во время германских событий 1923 года публикует его страстную статью, смысл которой – ура-ура, молодцы-храбрецы. Но когда обсуждаются конкретные меры помощи немецкой революции, Сталин категорически против. На что негодует и указывает своим бескомпромиссным пальцем Лев, можно сказать, Троцкий. Сталин учел бурную реакцию соратника по партии и военную комиссию Коминтерна при удобном случае (1925г.) ликвидировал. Затем он распускает Общество старых большевиков, а в 1935 году попросту пресекает финансирование иностранных компартий. Еще через шесть лет, покручивая ус, Сталин высказал деликатные сомнения в целесообразности этого Коминтерна вообще – международной, между прочим, организации, через которую мировая революция как раз и осуществлялась. А еще через пару лет Сталин Коминтерн закопал, место заровнял, всех членов Коминтерна (не только своих, но, по возможности, иностранных тоже) извел, как домашних насекомых. Отряхнув китель и мудро раскурив трубку, он назвал все это ленинским курсом.

И Церковь легализовал. Причем, так же мягко, поэтапно.

Подписанный Сталиным документ от 12 сентября 1933 года гласит о том, что Политбюро ЦК «считает невозможным проектирование застроек за счет разрушения храмов и церквей, которые следует считать памятниками архитектуры древнего русского зодчества». В 1934 году принимается постановление об изменении исторических ориентиров; в 1935 году Сталин лично вмешивается при попытке снести храм Василия Блаженного, из лагерей и ссылок возвращены российские историки, а в 1936 году выходит школьный учебник, восстанавливающий для подрастающего поколения преемственность царской и советской России (до того война 1812 года если и называлась отечественной, то с иронией). Открывается 20 тысяч церквей, постановлением № 1697/13 от 11.11.1939 отменяется преследование верующих, из лагерей выходит 39 тысяч, сидевших по «религиозным статьям», в 1942 году Сталин встречается с митрополитом Сергием, задает полный наигранного недоумения вопрос «почему не хватает священнослужителей», а в 1943 году восстанавливает Российское патриаршество, которого не было более трех веков.

Можно предположить, что заигрывание с Церковью носит исключительно прагматический характер, поскольку происходит это во время войны а, учитывая этический контекст, такие игры можно назвать цинизмом. Можно. Но Ленин-Троцкий такой циничный шаг не совершили бы, хоть и обожали цинизм во всех проявлениях. А ведь можно предположить и обратное: сама ситуация с войной была использована для восстановления Церкви и патриаршества. По крайней мере, «крестный ход» с чудотворной иконой на самолетах вокруг Москвы, Ленинграда и Сталинграда широко не освещался, следовательно, и не являлся акцией популистской.

Так что, революционер из Сталина получается очень специфический.

Цифры приписываемых ему репрессий обычно увеличивают в 50, а то и в 100 раз (тут со 174х-кратным преувеличением победил Солженицын), это девальвирует скорбь и гнев по поводу репрессий, но осуществление своих властных полномочий – еще во временном качестве, – Сталин начал, действительно, с репрессивных мер. Искра грядущего пожара выпрыгнула как раз после гражданской войны, а дело обстояло так.

Комиссия ВЦИК выявила факты коррупции в системе органов ГПУ и самочинные, то есть без суда и обвинения, расстрелы числом 826. В результате полного беспредела на июль 1923 года в Северных лагерях от всех потоков заключенных в живых осталось порядка 2000. Последовала чистка ОГПУ: серия увольнений, судебных процессов, трибуналов, даже расстрелов. Вероятно, эти расстрелы были восприняты партией достойно и с пониманием, после чего прохладные руки правосудия потянулась к руководству партии: из 139 членов ЦК, избранных в 1934 году, расстреляны 97, двое застрелились, решив правосудие не утруждать, расстреляны и 8 членов Политбюро. Вместе с качественным параметром рос и количественный: свыше 100 тысяч членов партии отправились выяснять, есть ли суд Божий, либо ТАМ совсем ничего, черная пустота, кромешный атеизм и гул космоса.

Даже 18 тысяч партийных жен прошло через «Алжир». Впрочем, тут надо бы отметить, что в те эпистолярные времена инициативными людьми было написано 4 миллиона доносов, и, конечно же, число попавших в лагеря к ехидной радости соседей, мечтавших о жилплощади и сослуживцев, грезивших о должностях, было велико.

Сей массовый писательский энтузиазм каким-то боком увязывают с личностью Сталина, а ведь народец этот ему достался в качестве антропологического реликта после ленинско-троцкистской селекции; Сталин только грамоте обучил. Заодно акцентируем, что виновные в наказании не виновных были обвинены и наказаны.

Репрессии в рядах партии обычно трактуют как бесспорный сталинский «минус» для страны, но тут надо бы определиться концептуально: большевики – это счастье или беда России. Определившись, можно продолжать полемику. Далее может оказаться, что этот «минус», все-таки, – «плюс».

Другой «плюс» для страны, который упорно трактуют, как «минус», – коллективизация. Действительно, перегибы в этом деле, о которых все знают, были, мягко говоря, не естественными.

Мендель Хатаевич, первый секретарь Средне-Волжского крайкома партии, спровоцировавший, по сути, гражданскую войну в регионе и соответствующие действия силовых структур, получает Сталинскую телеграмму: «Ваша торопливость в вопросе о кулаке ничего общего с политикой партии не имеет». Следом партийные органы на местах получают шифрограмму: «…ЦК разъясняет, что такая политика в корне неправильна (...) ЦК требует, чтобы раскулачивание не проводилось вне связи с ростом колхозного движения, чтобы центр тяжести был перенесен на строительство новых колхозов, опирающееся на действительно массовое движение бедноты и середняков. ЦК напоминает, что только такая установка обеспечивает правильное проведение политики партии. Секретарь ЦК ВКП (б) И.Сталин. 30.01.1930».

Можно сравнить эти послания с позицией других авторитетных большевиков, имеющих другое авторитетное видение экономики переходного периода: «Пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи» (Н.Бухарин «Экономика переходного периода», 1920). Можно сравнить сталинские послания с другим документом эпохи – со стенограммой Х съезда РКП(б): «Труд будет поощряться куском хлеба, непослушание и недисциплинированность будет караться тюрьмой и смертью» (Л.Троцкий, 1921г.).

8 мая 1933 года выходит постановление ЦК партии о прекращении массовых выселений крестьян («мы не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников») и о порядке прокурорского контроля за производством арестов («массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников»). Но руководители ОГПУ Менжинский, а затем Ягода постановления этого словно не замечают, а распоряжение на местах появляется лишь спустя полтора года.

 Акцентируем, что виновные в неестественных перегибах периода коллективизации были наказаны. Равно как и теоретики «выработки коммунистического человечества».

Но следом за коллективизацией приходит бесспорный сталинский «минус» под названием голодомор. Впрочем, сталинский ли?

Голодомор, как политический бренд, стартует в феврале 1935 года с заголовка в «Chicago American»: 6 миллионов человек умерли от голода в Советском Союзе. Именно таким образом украинцы узнали о себе всю горькую правду.

Да, в тот период умирали многие, и не только на Украине.

Коллективизация выводила СССР в мировые лидеры, а этого хотелось, понятно, не всем. П.Григоренко пишет, как летом 1930 года секретарь ЦК КП(б) Украины товарищ Косиор С.В. инструктировал уполномоченных ЦК: «Мужик перешел к новой тактике (…) Мы его самого заставим узнать, что такое голод». 26 апреля 1932 года сам Косиор пишет самому Сталину: «Всякие разговоры о «голоде» на Украине следует категорически отбросить». Через год, 15 марта 1933 года, когда в Кремле о масштабах голода уже знали, все тот же Косиор все тому же Сталину: «...Имеются также факты, когда очень многие колхозники и единоличники под влиянием паники хлеб попрятали и в то же время голодают». Возможно, в этих сообщениях есть доля какой-то истины (по крайней мере, умерших в Курске было всего 2%), но Сталин уже написал Кагановичу о необходимых мерах. В письме от 11 августа 1932 года в пункте «а» он указывает на необходимость снять этого Косира. В пунктах «б» и «в» письма он указывает, кого и кем еще надо заменить в руководстве Украины. А в пункте «г» так: «Поставить себе целью превратить Украину в кратчайший срок в настоящую крепость СССР, в действительно образцовую республику. Денег на это не жалеть».

Несмотря на нерадивость украинского руководства, которое Сталин почему-то называет агентурой Пилсудского, обозначенных миллионов жертв голода не получается. Правда от «Chicago American» оказалась, как всегда, завышенной на порядок. Но сказать, что в начале 1930-х годов на Украине все было в пределах нормы, все же как-то слишком. Появление кордонов, выставленных без указаний из Москвы, походит на меры по усугублению последствий голода. А вот забота США о народах Советского Союза вовсе не удивляет, ибо это естественная для демократического государства реакция: притом, что в это же время и в самой Америке от голода мрут миллионы. Официальная демографическая статистика США за 1932 год изъята из доступного обращения, но перепись 1940 года обнаруживает демографический дефицит в 10,5 миллионов.

Акцентируем: Косиор и прочие голодоморцы были наказаны.

Затем был огромный сталинский «плюс», кору с которого до сих пор обгладывают россияне: индустриализация. А это ДнепроГЭС, Магнитка, Турксиб, ГОЭЛРО, лампочки Лукича, 6000 заводов, победа над безработицей, второе место в мире по ВВП и пятое по уровню жизни.

Ну и, конечно же, Беломорканал. Но Беломорканал это 12,8 тысяч трупов. О таком проекте (о выходе к океану) мечталось И.Грозному и П.Первому: Беломорканал по протяженности – это как Панамский и Суэцкий вместе взятые. Само это чудо света, вроде бы, «плюс», но вот трупы, трупы. И хотя канал мостили трупами зэков, но к таким вещам за десять лет до Беломорканала Сталин, как помним, относился внимательно. Что же получается? Двойной стандарт?

Нет, не двойной: на Беломорканал было выделено 400 млн. рублей, реализовано только 35 млн. Остальное, как всегда, сэкономлено. Результаты экономии вешают на Сталина, а инициатором почина был начальник стройки Н.А.Френкель.

Хотя некоторые зэки за ударный труд получали ордена и выпускались на волю, а экономия уходила на премии руководителям стройки, акцентируем: Френкель наказан не был; и выскользнул ведь не в первый раз. Что ж, при всех режимах бывают такие особо вертлявые таланты.

Но вот что любопытно: приняв по умолчанию версию о патологической, глубоко безнравственной натуре генсека, слово «взятка» не услышим ни при каких обстоятельствах.

Можно, конечно, вспомнить, что на Панамском народу положили раза в два больше, но все же, независимо от того, на чьей там конкретной совести трупы Беломорканала, сама эта история – для страны «минус». Но насколько уникален этот «минус» и как решались бы подобные вопросы в цивилизованном мире, где-нибудь в США? А ведь в тот же период, как раз в США и как раз в необжитых болотисто-малярийных районах происходит масштабное строительство каналов-дорог-мостов. Администрацию гражданских работ – Civil Works Administration – возглавляет, что характерно, министр внутренних дел (Г.Икес), который, начиная с 1932 года, заключил в лагеря для безработной молодежи около двух миллионов человек. На работах единовременно были заняты до 3,3 млн. человек, всего же через эту систему «общественных работ» прошло 8,5 млн. человек, не считая заключенных. Упомянутый выше демографический дефицит в 10,5 миллионов складывался, нетрудно догадаться, и за счет Civil Works.

 Но 40 тысяч репрессированных командиров РККА в канун ВОВ это уж определенно сталинский «минус».

Впрочем, чистка в рядах командного состава перед ВОВ была необходима по причине заговора. Заговор военных приписывают больной психике Сталина, но Вальтер Шелленберг, вероятно, страдал тем же недугом, так как и он – начальник военной разведки Третьего рейха – писал о заговоре в своих послевоенных мемуарах. Гораздо интереснее проследить, как увольнение из рядов проводилось.

По предложению начальника Управления по комсоставу Фельдмана Б.М. и с одобрения заместителя Наркома обороны Гамарника Я.Б. вводится ловкий шифр, при наличии которого уволенный из РККА арестовывался по месту жительства органами НКВД, когда прибывал в комиссариат. И для чего же такие фокусы? Решили ребята – разваливать армию, так уж до основания, чтоб никаких офицеров запаса?

Акцентируем: Фельдман расстрелян, Гамарник (между прочим, друг Кориора еще с дореволюционной поры) застрелился в порыве раскаяния. А Сталин на пленуме политбюро ЦК доложил: «К январю 1938 года в армию и на флот возвращено 11 тысяч ранее уволенных опытных в военном деле командиров (...) За произвол арестован и расстрелян Ежов».

То есть: снят и расстрелян глава НКВД, перед комкором же Рокоссовским за преступление режима Сталин извинялся лично.

Были в сталинской политике и побочные эффекты, вызывающие гнев-скорбь у передовых людей и сегодня. 15 сентября 1933 года Сталин был проинформирован о деталях ареста Д.Флоринского, большого чиновника комиссариата иностранных дел: ласковый друг покойного Чичерина был взят во время нежной встречи с германским дипломатом, которого уже внимательно вели. Желая сделать немецкому сотоварищу приятнее, Флоринский передавал документы с грифом «Секретно», за что, собственно, и был арестован. При обыске на квартире дипломата были обнаружены стремные фотографии чиновников Германии и Великобритании, трогательная переписка и картотека мужской freundschaft-дружбы на сотню с лишним имен. Кроме жеманной богемы в списках фигурировали имена крупных партийцев и крупных военных, всвязи с чем в Москве и Ленинграде было арестовано свыше 130 граждан, «занимавшихся созданием единой сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов с целью, в частности, вовлечения в свой круг рабочей и учащейся молодежи, и связанных с такими же организациями за рубежом». 7 марта 1934 года в УК РСФСР была внесена статья, согласно которой «совращение в мужеложство» каралось лишением свободы на срок до 5 лет.

«Плюс» или «минус» – такое дополнение в УК, каждый определяет в меру цивилизованности.

 

(см. Продолжение http://anti-pov.livejournal.com/44772.html )

 

 

 

Tags: История СССР, Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 83 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →