Евгений Антипов (anti_pov) wrote,
Евгений Антипов
anti_pov

Category:

КОТ ДА ВИНЧИ (часть 1)



15 апреля, в день рождения Леонардо да Винчи сгорел собор Парижской Богоматери. Объект культовый, знаковый, сакральный, ранее уже приговоренный шахидами к уничтожению. Был он приговорен к уничтожению и Великой Французской революцией, но тогда, приняв иудейских царей за французских королей, отделались театральным отрубанием голов — это на фасадах, — и созданием винного погреба внутри. Значимость собора стала затухать, сам собор стал рассыпаться, администрация города стала поговаривать о целесообразности инициативы Робеспьера. Поговаривали-поговаривали, пока за дело не взялся Виктор Гюго, который почему-то называл Нотр-Дам кратким справочником оккультизма. Перед выходом его знаменитого романа была во Франции восстановлена династия Бурбонов и даже принят закон о смертной казни за проступок против религии и церкви. Роман Гюго был как раз антиклерикальным, но благодаря его творческому усердию собор не только выжил, а даже стал символом Парижа, мировой культурно-туристической Меккой.

С тех пор собор Парижской Богоматери ассоциируется у цивилизованных масс с именем Виктора Гюго, а с датой дня рождения Леонардо да Винчи ассоциируется Леонардо да Винчи. Есть ли у Гюго и да Винчи что-то общее? Немного общего есть. Они, оба два — Великие магистры «Приората Сиона». А «Приорат Сиона» имеет непосредственное отношение к Меровингам. К которым имеет отношение и Нотр-Дам — когда-то на месте собора стояла базилика Меровингов. Еще утверждают, что фигурные ворота были созданы при помощи дьявола, но этот факт документально не установлен. Зато достоверно известно, что в Нотр-Дам короновали Французских императоров. И еще: в соборе хранится терновый венец Христа, а пожар вспыхнул в первый день страстной недели.

Так что символических предлогов для пожара в день рождения Леонардо да Винчи более, чем достаточно.

Кстати, на фигуру Леонардо уже намекнули три месяца назад — двусмысленным, но самым толстым образом.

...Как известно, журнал «Экономист» является рупором Ротшильдов, и, как известно, каждый год обложку первого номера журнала надлежит расшифровывать, поскольку на ней в пиктограммах отражено послание этих Ротшильдов своим засекреченным единомышленникам. В 2019 году на обложке первого номера были изображения витрувианского человека Леонардо и «Джоконды» того же Леонардо. Что, в общем-то, справедливо. Ведь 2 мая 1519 года, то есть, 500 лет назад, умер гений времен и народов — Леонардо да Винчи. Человек-символ, человек-загадка. А 500 лет — это цифра, это повод отметить.

Причем, Леонардо — действительно, загадка: никто не назовет ни одного механизма, внедренного в жизнь по его чертежам, ни одного архитектурного сооружения по его проекту, ни одной его скульптуры. При этом Леонардо — бесспорный архитектор, скульптор, инженер, изобретший все — от милицейской свистульки до марсохода.

Бессмысленно вспоминать имя немецкого инженера Конрада Хааса, предложившего принцип ступенчатой ракеты, его не вспомнит никто. А ведь были они с Леонардо практически современниками — по крайней мере, на момент смерти Леонардо Хаасу было 10 лет. Но если Леонардо, как военный инженер, еще рассуждает о катапультах, то через три десятка лет после его смерти Хаас уже заканчивает обстоятельный труд о ракетах — в 300 страниц, где подробно описывает и функции ракеты, и технические детали, и различные типы ракет, включая многоступенчатые. Серьезный акцент Хаас делает на двигательном топливе — что актуально и поныне, — а также в его труде изложена идея космического корабля.

Через четверть века после смерти Хааса в семье профессора теологии Иоганна Кирхера родится девятый ребенок — Атанасиус. Его имя тоже бессмысленно упоминать, поскольку и его никто не знает.

А в 26 лет Атанасиус Кирхер получил докторскую степень. Профессор математики, философии и восточных языков Вюрцбургского университета. Издал 40 книг: архитектура, механика, статика, строительная механика, арифметика, геометрия, тригонометрия, алгебра, астрономия, хронография, география, акустика, диоптрика и катоптрика, гидрология, гидротехника, пиротехника, криптография, фортификация, военная тактика и стратегия, топография, химия, музыка, магниты и их свойства, гидравлические органы, автоматы, пневматические машины, водолазные колокола и т.д. Описал фосфоресценцию и флуоресценцию. Это, так сказать, теоретическое наследие.

Практическая часть. Изобрел прибор для слабослышащих и мегафон, телескоп и микроскоп. Сконструировал магнитные часы. Сделал несколько гидравлических музыкальных автоматов. Построил прообраз синтезатора, на котором можно было получать различные тембры духовых, струнных и шумовых инструментов, а так же программировать мелодии в пределах звукоряда инструмента.

В области медицины: пришел к выводу, что болезнь вызывается микроорганизмами, впервые применив микроскоп для изучения крови больных чумой. Он же предложил действенные меры для борьбы с болезнью — изоляция, карантин, сжигание одежды заболевших и ношение защитной маски. Эта маска впоследствии стала устрашающим символом чумы.

В области геологии: создал теорию вулканизма; утверждал, что ядро Земли представляет собой огненно-жидкую массу, окруженную твердой корой, в которой находятся очаги магмы.

Изобрел первый в мире проекционный аппарат, включающий и источник света, и диа­позитив, и оптическую систему, и экран.

В области истории: собрал все известные сведения о Египте; для изучения древнеегипетских иероглифов выучил сирийский, халдейский, арабский и коптский.
Выпустил «Иллюстрированную Энциклопедию Китайской Империи», в которой обобщил все сведения, известные о Китае.

По чертежам Кирхера была построена вычислительная машина, выполнявшая арифметические, геометрические и астрономические вычисления. Машина могла шифровать сообщения, вычислять даты Пасхи, а также сочинять музыку.

При жизни вполне популярный и успешный, Атанасиус Кирхер был первым ученым, который смог жить за счет продажи своих книг. Леонардо же не оставил ни одной книги, ни одного научного труда: только наблюдения, суждения, наброски. Без опытов, без экспериментов.

...Зато возня вокруг «Моны Лизы Джоконды» воспринимается культурным сообществом как сугубо интеллектуальная, хотя возня эта искусственна, раздута и по большому счету бессмысленна.

Работал Леонардо медленно, картин от него осталось неприлично мало – и, конечно, это придает дополнительный флер каждой. Интриге вокруг «Джоконды» способствовало несколько качественных дубликатов, неразбериха с названием, путаница в свидетельствах, резонансная кража и — ягодка для гурманов, — загадочная улыбка. В остальном — картина, как картина.

Вазари этой «Джоконды» не видел, он вдохновенно описывает некий женский портрет, но явно не тот, что висит в Лувре. Правда, упоминает всего один раз — считая его портретом якобы жены якобы Франческо дель Джокондо. А в документах самого Франческо дель Джокондо нет вообще упоминаний о Леонардо да Винчи. Тем более о фактах оплаты за какой-либо заказ. Да и Леонардо, уезжая из страны, вряд ли повез бы с собой исполненный заказ вместо денег. Если, конечно, художник не влюбился, как Пигмалион, в свою картину. Зато в путевом дневнике секретаря Антонио де Беатиса, записанном со слов самого Леонардо, о заказчике говорится определенно, да только о другом – о Джулиано Медичи Великолепном. Это означает, что Вазари напутал, а на портрете изображена совсем не Лиза Герардини, третья жена торговца шелком Франческо дель Джокондо.

Все женские персонажи с картин Леонардо и его учеников улыбаются одинаково загадочной улыбкой. Но никакой таинственной истории «Моны Лизы» нет, не считая того, что картина с таким названием так и не найдена.

«Мону Лизу» искали еще в 70-х годах ХХ века. В качестве «Моны Лизы» рассматривалась и эрмитажная работа, приписываемая Франческо Мельци, ученику (и, по некоторой версии, сыну) Леонардо. Утратив шансы найти «Мону Лизу», ее объединили с «Джокондой» и успокоились. Теперь луврский портрет женщины в черном, названный Джокондой лишь в XVII веке (причем, во Франции), называют и так, и сяк.

Что касается конкретно «Моны Лизы», то в описаниях Вазари она, ах, настолько живая, что, кажется, пульсирует венка на шее и виден каждый волосок ресниц, бровей и прочее. Однако посетитель Лувра никаких бровей на «Джоконде» не видит — по моде той поры женщины брови брили. Не видит и колонн на заднем плане. А колонны упоминают современники Леонардо. Но раз волосков нет, а они упомянуты — рассуждает настойчивый зритель, — волоски выцвели. Под корень. Причем, на всех версиях сразу: французской, испанской, английской. И почему-то не придает внимания свидетельствам, в которых мона Лиза фигурирует в виде Флоры. А луврская «Джоконда» в траурной одежде при любых ракурсах на Флору ну никак не тянет.

Почему «Джоконду» упорно называют женой Франческо Джоконды, тоже не ясно. Итальянки тогда не меняли фамилий, выходя замуж (да и сегодня на водительских правах значится исключительно девичья фамилия), стало быть, «Джоконда» не могла быть женой Франческо дель Джокондо, что уже противоречит искусствоведческой традиции. К тому же исследователи дополнительно накосячили, идентифицировав двоюродных братьев Джокондо как монолитного исторического персонажа. И если уж довериться сведениям от Вазари, Леонардо рисовал Лизу Герардини по заказу одного из братьев Джокондо, но не Франческо. Зато появился долгоиграющий миф и большая путаница, поскольку «Джоконда» и «Мона Лиза» — две большие разницы.

Очевидно, что работа Леонардо «Мона Лиза» (а не только «Джоконда») имела место быть, поскольку ею детально восхищался Вазари и вряд ли он это делал, полагаясь на слухи. И описывал при этом портрет незаконченным.

Впрочем, тут есть существенный нюанс: из описаний Вазари совершенно не следует, говорит ли он о рисунке, или о станковой картине.

Но кто-то изображен на луврском портрете? Определенно, на луврском портрете кто-то изображен.

Продолжение https://anti-pov.livejournal.com/216655.html.

Tags: Код да Винчи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →