April 24th, 2019

а ля Маяковский

КОТ ДА ВИНЧИ (часть 1)



15 апреля, в день рождения Леонардо да Винчи сгорел собор Парижской Богоматери. Объект культовый, знаковый, сакральный, ранее уже приговоренный шахидами к уничтожению. Был он приговорен к уничтожению и Великой Французской революцией, но тогда, приняв иудейских царей за французских королей, отделались театральным отрубанием голов — это на фасадах, — и созданием винного погреба внутри. Значимость собора стала затухать, сам собор стал рассыпаться, администрация города стала поговаривать о целесообразности инициативы Робеспьера. Поговаривали-поговаривали, пока за дело не взялся Виктор Гюго, который почему-то называл Нотр-Дам кратким справочником оккультизма. Перед выходом его знаменитого романа была во Франции восстановлена династия Бурбонов и даже принят закон о смертной казни за проступок против религии и церкви. Роман Гюго был как раз антиклерикальным, но благодаря его творческому усердию собор не только выжил, а даже стал символом Парижа, мировой культурно-туристической Меккой.

С тех пор собор Парижской Богоматери ассоциируется у цивилизованных масс с именем Виктора Гюго, а с датой дня рождения Леонардо да Винчи ассоциируется Леонардо да Винчи. Есть ли у Гюго и да Винчи что-то общее? Немного общего есть. Они, оба два — Великие магистры «Приората Сиона». А «Приорат Сиона» имеет непосредственное отношение к Меровингам. К которым имеет отношение и Нотр-Дам — когда-то на месте собора стояла базилика Меровингов. Еще утверждают, что фигурные ворота были созданы при помощи дьявола, но этот факт документально не установлен. Зато достоверно известно, что в Нотр-Дам короновали Французских императоров. И еще: в соборе хранится терновый венец Христа, а пожар вспыхнул в первый день страстной недели.

Так что символических предлогов для пожара в день рождения Леонардо да Винчи более, чем достаточно.

Кстати, на фигуру Леонардо уже намекнули три месяца назад — двусмысленным, но самым толстым образом.

Collapse )

Продолжение https://anti-pov.livejournal.com/216655.html.

а ля Маяковский

КОТ ДА ВИНЧИ (часть 2)

Начало: https://anti-pov.livejournal.com/216363.html


Е.Антипов. "Вечер в студии". 2012, орг. м., 40 х 50.

Был такой монах-доминиканец Джованни Джокондо. Нарушил монах обет безбрачия, и появилась у него дочь — Лиза Джоконда. И родилась она совсем не во Флоренции, как иногда утверждает справочная литература, а в пригороде Неаполя. Ее отец, отойдя от дел монашеских, стал светским литератором, известнейшим военным инженером, мостостроителем, филологом, художником, знатоком античности, издателем. А, главное, уважаемым архитектором. И, в отличие от Франческо дель Джокондо, Джованни Джокондо был не только знаком с Леонардо, но и дружен. В 1506 году Леонардо в местечке Ваприо д'Адда под Миланом пишет портрет 17-летней Лизы Джоконды, который сегодня называется «Флора» или «Коломбина» и ошибочно приписан Франческо Мельци, ученику (и сыну).

Луврская «Джоконда» — портрет той же девушки, но через восемь лет, когда невинная «Флора» стала прожженной куртизанкой. Портрет был начат Леонардо в Риме в мае 1514 года. И завещан ученику Салаи, который портрет и растиражировал.

В качестве куртизанки дамочка была весьма востребованной, по крайней мере, многие хотели иметь перед глазами ее бодрящий образ, чем и объясняется число дубликатов. Впрочем, двусмысленное название «Мона Лиза Джоконда», могло относится к любой популярной куртизанке, поскольку «мона» на итальянском сленге – вагина. «лиза» – поношенная, «джоконда» значит веселая, улыбающаяся.

Дочь архитектора Джоконды была и востребованной живописной моделью, которую писали многие итальянские художники, включая Джорджоне, Андреа дель Сарто, Салаи, Франческо Мельци. Первоначально Джулиано Медичи заказал Леонардо портрет «Обнаженная Джоконда», а после смерти ее отца Джованни Джокондо 1 июля 1515 года Леонардо нарисовал траурную одежду, чтоб не огорчать на том свете достойного человека. Хотя фемина сия была уже растиражирована и в обнаженной версии.

Впрочем, все эти изыскания, правильные или ошибочные — лишь имитация полезной деятельности. По большому счету, для ценителя без разницы — портрет безвестной шлюхи или королевы всея Испании. Но обывательская психика хочет королеву. И непостижимую тайну. Какой-нибудь код да Винчи. Который нужно расшифровывать. Стоять, думать и расшифровывать. Расшифровывать, стоять дальше и думать с прищуром, думать. Так дама с обычным хорьком трансформируется в даму с горностаем королевских оттенков. А горностай-то гигантский. Не иначе, времен мезозоя. И что этим хотел сказать Леонардо своим далеким потомкам? На что намекал? Намекал на невежество.

Collapse )Продолжение https://anti-pov.livejournal.com/217000.html.